Мы создаем волны.

Резонанс. Мы создаем волны. Иногда штормы!

 
20.09.2012 17:35

Следов нет. Куда пропал казначей РУХа?

Январским днем 1994 года в Киеве таинственным образом пропал один из руководителей РУХа Украины Михаил Бойчишин. Милиция столицы была поставлена на уши – множество оперов и 800 участковых шерстили Киев день и ночь, но казначей РУХа как в воду канул, его исчезновение спустя 18 лет продолжает оставаться загадочным и непонятным. Судьба пропавшего 18 лет назад прямо в центре Киева казначея РУХа до сих пор остается загадкой для следствия

«В день исчезновения тесть собирался на важную встречу…»

Зять Михаила Бойчишина — Виталий Беднарский рассказал следующее:

- Последний раз я видел тестя около часа дня. Он приехал домой, переодеться в новый костюм, так как собирался в гости к нашим знакомым Ярошам. Позднее они рассказали, что тесть пробыл у них часа полтора, спиртного не пил, потому что был за рулем. Оттуда он поехал в штаб-квартиру Руха, где, по его словам, должна была состояться важная встреча. С кем – неизвестно. Больше ни я, ни Яроши его не видели.

Когда он не явился домой и в воскресенье, я, встревоженный, вечером обратился в городское управление милиции, расположенное на улице Старовокзальная. Но там меня толком не выслушали, сказали, что причин волноваться нет, мол, не появится человек через три дня, тогда начнем искать.

«Мы делаем все возможное…»

Искать Михаила Бойчишина начали, действительно, через три дня. О том, как проходили поиски, рассказал тогда первый заместитель начальника ГУВД Киева генерал-майор милиции Петр Коляда.

- Возбуждено уголовное дело по факту исчезновения Бойчишина по статье 94 УК Украины (убийство). По делу работает оперативно-следственная группа. Общее руководство осуществляет прокурор Киева Степан Лотюк и начальник ГУВД столицы генерал-лейтенант милиции Владимир Старовойт.

По телевидению показали портрет Михаила Бойчишина, создан фоторобот подозреваемых, материалы разосланы по всей Украине. Все наши оперативные работники сориентированы на розыск пропавшего, ГАИ тщательно проверяет транспорт, а участковые милиционеры Киева (их около 800 человек) уже третьи сутки прочесывают территорию города, не пропуская ни одной улицы или строительной площадки, ни одного дома и канализационного колодца. К сожалению, розыск пока результатов не дал, но мы делаем все возможное.

«Рэкетиры решили завладеть 12 миллионами долларов…»

По просьбе корреспондента тогда это чрезвычайное происшествие с исчезновением Михаила Бойчишина прокомментировал начальник отдела военной контрразведки СБУ полковник Григорий Омельченко.

- По информации, которая поступила из разных источников, существует несколько версий. В основе первой — сообщения прессы о том, что для избирательной кампании Рух якобы получил около 12 миллионов долларов. Вячеслав Чорновил опроверг это утверждение. Но какая-то рэкетирская группировка, не поверив опровержению, стала вести охоту за Михаилом Бойчишиным.

Поскольку он, как один из руководителей Руха, отвечал за финансовое обеспечение избирательной кампании своей организации. Чисто криминальные элементы, решив поживиться валютой, не остановились перед наглым похищением Михаила Бойчишина.

Вторая версия, которая проверяется наравне с другими, имеет политическую подоплеку. Речь идет о том, что оппоненты Руха пошли на грубый шантаж, чтобы еще до выборов «поставить на место» Вячеслава Чорновила и его единомышленников.

Стали распространяться слухи, будто бы с целью саморекламы и привлечения к себе повышенного внимания сами лидеры Руха на какое-то время спрятали Михаила Бойчишина в безопасном месте. Я исключаю такой нечестный поступок со стороны представителей столь влиятельной организации. Тем более, что у Михаила Бойчишина семья, дети. Просто грех было бы устраивать политические розыгрыши.

Вячеслав Чорновил: «Все, что делалось до сих пор, можно назвать имитацией следствия…»

1995 год. Глава Руха Вячеслав Чорновил отвечает на вопросы корреспондента газеты «Киевские Ведомости».

- И год назад, и тем более, сейчас для меня почти нет сомнений: исчезновение Михаила Бойчишина, как и нападение на штаб-квартиру Руха, имеет политический подтекст. Люди, готовившие эти преступления, по-видимому, хорошо просчитали значение Бойчишина. Он был сердцем Руха, вел всю организационную работу и умело обеспечивал ее финансовую сторону.

Незадолго до 15 января 1994 года его назначили председателем избирательного комитета всего Руха. Понятно, что от его деятельности зависели результаты выборов. И на фоне других политических сил, в условиях антипартийного избирательного закона мы достигли относительного успеха. Это нужно признать.

Однако он был бы весомее, если бы был Бойчишин. Здесь тот самый случай, когда один человек много значит. Что прекрасно понимали злоумышленники, хотя я не могу сказать, какие именно силы за ними стояли.

- Но версия у вас есть?

- Версии могут быть тогда, когда имеются какие-нибудь зацепки. Высказывать чисто умозрительные версии я не имею права.

- Да, но у вас были встречи с руководителями правоохранительных органов…

- Были. Но у них нет никаких предположений. Причем они не выработали даже ведущей версии. Я им подсказываю, что по логике событий вот эта версия основная. Политическая. Ищите в этом направлении. У них даже это не определено.

- А в каком именно направлении?

- В направлении удара по организации, по Руху…

- Чьего удара?

- Это пусть они ищут. У меня нет никакой ниточки. Но ни милиция, ни прокуратура, ни Служба безопасности не дали никаких данных.

- Чем бы вы это объяснили?

- Я объяснил бы это низкой квалификацией. Это не следствие. Я бы назвал это имитацией следствия.

- Какие действия предпринимает Рух в связи с годовщиной исчезновения Михаила Бойчишина?

- Мы объявили о пикетировании 17 января Верховного Совета, СБУ и МВД Украины… А какие еще могут быть действия? Собственно, пикетирование – это тоже действия. Вот даем интервью, подготовлен большой материал в нашу газету «Час» об этой загадочной истории. То есть мы напоминаем всей Украине о творящемся произволе. Исчезает второе лицо влиятельной политической партии, а никаких серьезных усилий по его розыску не предпринимается. Ранее говорилось о четырех-пяти версиях, где они?! Милиция уже на начальном этапе упустила непростительно много времени, да и розыск начала с большим опозданием… Вот этих вещей я понять не могу.

- Увязываете ли вы исчезновение Бойчишина с трагической гибелью его сына?

- В этой истории еще очень много неясного. Гибель сына, таинственное исчезновение машины Бойчишиных… Складывается впечатление, что кто-то сводит счеты с этой семьей.

- Рух оказывает какую-то помощь супруге Бойчишина?

- Поскольку нам ничего неизвестно о судьбе Бойчишина, и, следовательно, он может быть живым, мы оставили его в штате, и на его имя насчитывается зарплата. Ее получает жена Михаила – Любомира.

- Какая зарплата?

- Сейчас три с половиной миллиона. Невелика, как видите, но с первого февраля будем индексировать.

- А сами вы, как глава Руха, верите в то, что Бочишин жив?

- Хочу верить…

Любомира Бойчишина: «Если бы муж был жив, то дал бы о себе знать…». 1995 год.

- Когда вы в последний раз виделись с Михаилом?

- Было это 6 января 1994 года, когда он приехал из Киева домой на Святую вечерю. А уехал в столицу десятого. Так уж у нас повелось, что муж постоянно звонил мне из Киева. Обычно телефонный разговор длился три минуты: привет, как здоровье, хорошо ли чувствуют себя дети, целую… 15 января он позвонил мне после пяти вечера. Меня тогда удивило, что муж изменил своему правилу – говорил со мной минут 20. И голос у него был каким-то необыкновенным, будто Михаила что-то угнетало, словно он испытывал какую-то боль…

- В течение года выдвигались различные предложения по поводу таинственного исчезновения Михаила Бойчишина. Какие-нибудь слухи на этот счет вы можете назвать правдоподобными?

- Вы правы, слухов более чем достаточно. Однако несколько недель назад на пресс-конференции руководителей МВД, СБУ и Генеральной прокуратуры в Киеве было сказано: следствие не может назвать ни одной более или менее вероятной версии по поводу исчезновения моего мужа. Это, если не ошибаюсь, первое честное и публичное заявление на всю Украину. Я не исключаю возможности, что муж бесследно исчез потому, что обладал информацией о том, что в государственных кругах что-то затевалось против Украины.

- Полагаете, следствие плодотворно работает, чтобы разыскать вашего супруга?

- Не могу сказать, что плодотворно, но активно.

-Были в прошлом году какие-либо письма или телефонные звонки, которые хоть каким-то образом пролили бы свет на обстоятельства исчезновения Михаила?

- Два или три раза звонили неизвестные мужчины. Дескать, им известно, где якобы находится мой муж. С этими людьми встречались, даже выезжали в Здолбунов, но все напрасно – звонившие просто-напросто хотели подобным образом привлечь к себе внимание.

- Извините, но все-таки решусь задать очень больной вопрос: как вы думаете, жив ваш муж?

- Зная его характер, убеждено: был бы он живым, нашел бы любой способ, чтобы дать о себе знать. Он очень домашний был, идеальный семьянин, с которым мы прожили в согласии 20 лет, испытав большую любовь…

Чудеса, верю, бывают, но произойдет ли чудо в моей жизни?… Да и можно ли надеяться на благосклонность судьбы, если бесследно пропал муж, в транспортной аварии погиб наш семнадцатилетний сын…

Даже «восьмерку» у нас украли. Не верю, что кражу машины совершили с целью наживы. Скорее всего, чтобы окончательно морально сломить меня. Иногда самой кажется, что больше нету сил. Я настолько изнурена жизнью, что хочется упасть и больше не подняться. Но люди не дают мне этого сделать.
Имею в виду прежде всего соратниц из «Союза украинок», друзей Руха. А если персонально, то постоянно ощущаю внимание со стороны Вячеслава Чорновила, Леся Танюка, Александра Лавриновича, Ярослава Кендзьора… А когда недавно по сложившейся традиции отмечали день Архангела Михаила, собралось столько гостей, сколько их не было раньше. Помнится, подняли наполненные рюмки, и вдруг возникла пауза – что сказать в отсутствие виновника торжества? Тогда Чорновил так и молвил: дескать, за Михаилов…

Владимир Мельник: «Как следователь, усматриваю в этом деле чистый криминал…». 1995 год

- Работа по розыску Бойчишина продолжается. Одно из направлений – финансовая сторона его деятельности в Рухе. Там есть некоторые неясности. Другое направление – причастность Бойчишина к разработке проекта Балтийско-Черноморского коллектора… То, чем занимается следствие, не может принести моментальный результат, как бы этого ни хотелось.

- Как вы считаете, исчезновение Бойчишина – это дело политическое или уголовное?

- Думаю, это чистый криминал. И, несмотря на то, что он занимался активной политической деятельностью, я не допускаю мысли, что Бойчишина могли убрать по политическим мотивам.

- Сами-то вы удовлетворены ходом следствия, его результатами?

- Я четверть века работаю следователем… Результаты, конечно, малоутешительны… Но вы понимаете, многие из тех, кто мог бы сегодня помочь нам в расследовании, на контакт идут очень неохотно. Мы ищем людей, с которыми Бойчишин разговаривал в последний раз по телефону, с которыми он встречался, которые могли бы быстрее восстановить ход событий и установить истину. К сожалению, отклик наши усилия находят не всегда. Результатами, я, разумеется, не удовлетворен.

- А каков ваш прогноз?

- Вы знаете, у меня такое ощущение, что мы еще когда-нибудь будем разговаривать с Бойчишиным. Я почему-то не верю в злую судьбу, в то, что такой человек мог погибнуть из-за денег… Мы об этом говорили и с женой Бойчишина госпожой Любомирой… И по сегодняшний день в моей душе живет надежда.

Министр юстиции Украины Александр Лавринович отказался от комментариев


Редакция газеты «Досье» направила в адрес министра юстиции Украины Александра Лавриновича письмо по электронной почте следующего содержания: «15 января 2003 года исполняется 7 лет со дня загадочного исчезновения заместителя председателя Народного Руха Украины, руководителя секретариата НРУ Михаила Бойчишина.

Что известно Вам, как человеку, знавшему М. Бойчишина, о результатах расследования уголовного дела по факту исчезновения руководителя секретариата НРУ? Каковы версии его исчезновения и какая из них имеет право на жизнь?»

Поскольку редакция так и не получила ответа от министра Лавриновича, корреспондент связался с пресс-службой Министерства юстиции Украины, чтобы поинтересоваться судьбой журналистского запроса. Вот какой состоялся разговор – запись телефонного разговора.

- Редакция направила министру юстиции Александру Лавриновичу информационный запрос с просьбой прокомментировать факт исчезновения главы секретариата Руха Михаила Бойчишина, а также ответить на вопрос о том, что известно г-ну Лавриновичу о результатах расследования уголовного дела об исчезновении Бойчишина. Получили ли вы наше письмо?

- Да, письмо мы получили. Но никаких комментариев Александр Владимирович давать не будет.

- Почему?

- Потому что сейчас Александр Владимирович не имеет к Народному Руху никакого отношения, он – министр юстиции и его позиция, и точка зрения являются официальными.

- Вы обращались лично к Лавриновичу с просьбой ответить на вопрос редакции?

- Да, я спросила, будет ли он комментировать. Он ответил, что не будет.

Экс-президент Украины Леонид Кучма: «Стрелки, как и следовало ожидать, были переведены на власть…». 2010 год.

В недавно изданной книге экс-президента Украины Леонида Кучмы под названием «После Майдана» есть упоминание и о таинственном исчезновении заместителя главы Руха Михаиле Бойчишине. Вот как выглядит это ЧП глазами экс-президента, а тогда премьер-министра Украины.

«В 1995году (видимо, описка – ред.) исчез Михаил Бойчишин. Это имя мне ничего не говорило. Я удивился, когда в «руховских» кругах возник разговор о политической подоплеке случившегося. Оказалось, что этот человек был ответственным лицом в Рухе. Тогда это действительно был «Рух», то есть движение, а не партия. Над созданием партии еще только начинали работать, скорее – мечтать. Бойчишин был кем-то вроде казначея в Рухе.

Был разные предположения. Кто-то говорил, что добрые дяди из-за океана отстегнули Руху солидную сумму в валюте на предвыборную кампанию, и Бойчишин стал жертвой тривиального рэкета. Кто-то выражал уверенность, что Бойчишину дали исчезнуть, чтобы с ним исчезло некоторое количество денег и документов, и теперь он, дескать, благополучно обитает где-нибудь в Южной Америке.

Рух, естественно, выбрал ту версию, которая была ему выгодней всего. «Вдохновители этого преступления учли, что Бойчишин координирует предвыборную деятельность Руха и с его исчезновением организация будет парализована», — прозвучало на руховской пресс-конференции.

Но другие версии продолжали обсуждаться. Можно было наблюдать, как сам Рух опровергал «неудобные» варианты исчезновения партийного казначея. «Предположение о причастности рэкетиров отпадает само собой… Некоторые представители Руха прощупывали почву в рэкетирских кругах. Рэкетиры высказали удивление…» И так далее, и тому подобное.

В конце концов, стрелки, как и следовало ожидать, были переведены на власть. По версии Руха, Бойчишин за несколько дней до исчезновения в телефонном разговоре с американским юристом говорил об имеющихся у него документах, доказывающих финансовые злоупотребления высокопоставленных украинских чиновников.

Якобы там были номера счетов и названия фирм, через которые вымывались за границу серьезные деньги. Фамилии назывались тоже серьезные: Масик и Гетьман, Звягильский и Ландик, Ющенко и Митюков. Собственно, поэтому история с исчезновением казначея Руха и попала в поле моего зрения. И запомнилась.

Какого-либо развития эта версия, как и множество подобных, не получила. Я сожалел, что исчезновение Бойчишина серьезно ударило по Руху. Дело не только в том, что Рух остался без добытчика средств (о Бойчишине говорили, что «он был практически незаметен и практически незаменим»). Оказалась запятнанной репутация движения. Правда, руховцы попытались поставить эту трагедию на службу своему делу. Так издавна поступают все…».

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

ТОП новости

Присоединяйтесь к нам. Будьте в курcе свежих событий и новостей.

Закрыть

Поиск