Мы создаем волны.

Резонанс. Мы создаем волны. Иногда штормы!

 
25.10.2020 00:00

«Я поняла, что дочка не слышит, когда рядом лопнул шарик, а она даже не обернулась» Избранное

Беременность и роды у Дарьи были тяжелыми. Но, как утверждали врачи, дочка родилась здоровой. Полинка была спокойной, никогда не капризничала, хотя Даша вышла на работу в школу буквально через две недели после родов и прибегала кормить дочурку на переменках.

— Мне казалось, что все трудности позади, — вспоминает Дарья Герасимчук. — Дочка была желанной, выстраданной. Я общалась с ней ещё до её появления на свет — пела колыбельные, говорила ласковые слова. Оказалось, что моих песен она не слышала. Не слышала она моего голоса и после рождения. Но этого я сначала предположить не могла.

Об этом сообщает Устинов троллит

— Неужели ничто вас не настораживало?

— Настораживало: я переживала, что ребёнок не гулит, вообще не издает никаких звуков. Но педиатр успокаивал: так бывает. В полтора года Полинка не произносит ни слова. И вновь доктор сказал, чтобы я успокоилась, подождала — мол, к трем годам заговорит предложениями. Но все же к неврологу малышку направил. Этот врач заподозрил… отставание в развитии.

— Вы не поверили?

— Не хотела верить. Стала заниматься с ней ещё больше. Врач назначил витамины, курс дельфинотераии. Мы прошли десять сеансов. Однако результата не было, да и не могло быть…

Не знаю, как долго находилась бы в неведении. И вот произошел такой случай: в комнате на подоконнике лежал воздушный шарик. Он неожиданно лопнул, и все испуганно вздрогнули, а Полинка даже головку не повернула. Тогда я сразу же надула ещё один шарик, проколола его. И вновь на громкий звук ребёнок никак не отреагировал. Вот тогда я срочно записала дочку в частную клинику, чтобы проверить слух. Диагноз стал для меня шоком: ребёнок «глухонемой». На самом деле это ошибочный диагноз: у дочки была сенсоневральная глухота, то есть проблема заключалась в том, что она не слышала и лишь поэтому не могла повторить человеческую речь, копировать звуки. А немой малышка не была. Мне же в частной клинике сказали фразу, от которой и сейчас на глаза наворачиваются слезы: «Девочка никогда не сможет говорить. Смиритесь». Я рыдала по ночам, закрывалась в комнате и голосила… Мысли крутились вокруг того, что Полинка никогда не скажет слово «мама», что она не сможет танцевать на дискотеке, что она вообще никогда не услышит мой голос.

Читайте также: « В два года из-за потери слуха Игорек вдруг перестал говорить „мама“ и „папа“. Надо было срочно собрать деньги на спецустройство и вживить его в ушко…»

— Это ведь было десять лет назад? Но в то время операции по вживлению кохлеарных имплантов проводились активно… Правда, бесплатных имплантов на всех не хватало. Но методика была широко известна!

— Меня поражает то, что в специализированной клинике, которая продавала слуховые аппараты, не нашлось специалиста, знакомого с этим хирургическим методом. Я далека от мысли, что врачи намеренно не давали пациентам информацию о нём. Очередь на имплантацию в Институте отоларингологии оказалась огромной — более 700 детей нуждались в установке имплантов. А государство ежегодно закупало около двадцати. Значит, остальные дети либо оставались без помощи, либо деньги (в то время более 300 тысяч гривен) приходилось собирать родителям. Ведь очередь до моего ребёнка дошла бы через 30—40 лет… И тогда мои родители решили, что ради внучки продадут киевскую квартиру, а сами будут жить на даче. Так и сделали. Биологический отец ребёнка, с которым мы не были расписаны, посчитал, что ему лишние хлопоты не нужны, и ушел от нас, заявив, что ещё сможет родить себе здорового. А мы вместе с моими родителями, которые просто обожают Полинку, должны были сами справиться со всеми проблемами. Денег от продажи квартиры и собранных неравнодушными людьми средств хватило на то, чтобы в год и десять месяцев установить дочке имплант только в одно ушко. Второе Полинке прооперировали полгода назад за государственный счёт. Она полноценно слышит, учится в шестом классе обычной школы, собирается стать дизайнером одежды — ходит на курсы, отшивает свою первую коллекцию. У неё тонкий художественный вкус. Но для меня главное — чтобы дочка чувствовала себя счастливой. Говорю это и другим родителям, которые сталкиваются с подобными проблемами.

Глухотой и другими нарушениями слуха в мире болеют 300 миллионов человек. Многим из них можно помочь

Семь лет назад Дарья Герасимчук стала исполнительным директором общественной организации «Відчуй», которая занимается социальной адаптацией людей с нарушением слуха, а также консультирует семьи, в которых есть дети со слуховыми протезами. Сейчас фонд реализует новый очень важный проект — «Кабинет на колесах». Его цель — обследовать как можно больше людей (возраст — от семи до 55 лет), у которых, возможно, есть проблемы со слухом. Автомобиль, оборудованный специальной аппаратурой, побывает более чем в 30 городах Украины. Будет проведена диагностика людям, которые этого пожелают. В течение десяти минут человек может получить результат скрининга, чтобы реально увидеть, нужна ли ему помощь специалиста. Уже обследовано свыше 600 детей и взрослых, и работа продолжается. С деталями акции можно ознакомиться на сайте организации: https://vidchui.org/proekty/hearing.


Источник: “http://vnews.agency/news/health/283661-ya-ponyala-chto-dochka-ne-slyshit-kogda-ryadom-lopnul-sharik-a-ona-dazhe-ne-obernulas.html”

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Присоединяйтесь к нам. Будьте в курcе свежих событий и новостей.

Закрыть

Поиск