Мы создаем волны.

Резонанс. Мы создаем волны. Иногда штормы!

 
25.10.2020 00:00

"Арсений облизывал нож в крови". Новые подробности жуткой истории о нападении подростка на тетю Избранное

Мать и тетя Арсения Невгодовского продолжают настаивать на том, что мальчик – аутист, и рассказывают жуткие подробности нападения. Фото: Фейсбук
Мать и тетя Арсения Невгодовского продолжают настаивать на том, что мальчик – аутист, и рассказывают жуткие подробности нападения. Фото: Фейсбук

"Страна" продолжает расследовать историю под хештегом #СпаситеАрсения. Напомним, что 1 марта 2020 года 15-летний Арсений Невгодовский напал с ножом на свою тетю Юлию и её пятилетнего сына, вместе с которыми жил. Они получили тяжелые ранения, но выжили. Арсения обвиняют в покушении на убийство. Ему грозит от 10 до 15 лет тюремного заключения.

Об этом сообщает Преступная Россия

В то же время подросток утверждает, что стал жертвой домашнего насилия – по его словам, тетя и мама с детства издевались над ним. В интервью "Стране" Арсений Невгодовский подробно рассказал об этом. Он заявляет, что пошел на тетю с ножом, чтобы защитить себя.

Вскоре после нападения с Арсения сняли побои – как свежие, так и ранние. Против его тети и матери были открыты уголовные дела за физическое и психологическое насилие над плдростком. Однако в августе этого года обеим отменили подозрения. Это было сделано по поручению первого замгенпрокурора Романа Говды. Защитники Арсения заявлют, что Говда состоит в дружественных отношениях с сожителем матери мальчика – Павлом Погибой.

Взамен против Арсения открыто уже два уголовных производства. Его обвиняют также в покушении на свою мать, когда она появилась в день нападения во дворе дома Юлии Невгодовской. Правда, заявление об этом Елена Невгодовская подала только спустя два месяца после происшествия.

Кроме того, обе сестры утверждают, что Арсений психически неуравновешенный: ему с раннего детства поставили диагноз «расстройство аутистического спектра». И настаивают на его помещении в психиатрическую клинику.

"Страна" ранее уже в деталях описывала эту историю и приводила версию событий самого Арсения и его опекунов. Теперь же "Страна" поговорила с Юлией и Еленой Невгодовскими, а также с доктором-психиатром, который работал с Арсением – чтобы разобраться, есть ли у него те диагнозы, о которых говорят мать и тетя.

"Боялся детей, не смотрел в глаза и устраивал истерики"

Тетя Арсения, Юлия Невгодовская, настаивает на том, что у Арсения с раннего детства были проблемы с психикой. Которые обострились к моменту, когда он напал на тетю с ножом.

"Примерно с 2,5 лет Арик, как мы в семье его называли, отличался от своих сверстников, – утверждает Юлия. – Он очень плохо разговаривал, боялся детей и посторонних взрослых, боялся идти на прогулку новой дорогой, был очень избирателен в еде и не имел глазного контакта. Часто случались ночные истерики".

По словам Невгодовской, вскоре мальчику поставили диагноз "расстройство аутистического спектра".

"Мы с моей сестрой начали искать причину такого поведения и записались на консультацию к районному психотерапевту Бец Людмиле Григорьевне. Там мы узнали, что у ребёнка расстройство аутистического спектра. Мы решили сводить Арсения ещё на одну консультацию и отвели Арсения в ПАГ к детскому психиатру Тычковскому Евгению Владимировичу. Тот подтвердил наличие расстройства психики, и мы начали работать с психологом Ингой Горбенко и психиатрами, для того чтобы максимально адаптировать Арсения к жизни в обществе", – вспоминает Юлия Невгодовская.

Она утверждает, что они с сестрой (матерью Арсения) занимались комплексной реабилитацией Арсения. И благодаря их усилиям мальчик смог пойти в первый класс обычной школы.

"Арсений следовал безкозеиновой и безглютеновой диете. Мы вели дневники питания, делали специальные массажи три раза в неделю, водили к логопеду и адаптологу. Нам удалось достичь определенных успехов: Арсений смог закончить школу раннего развития "Окешка", а к 6 годам пойти в обычную среднюю школу #88 в Киеве", – рассказывает Юлия Невгодовская.

По её словам, Арсений никогда ни в чем не нуждался и каждый год отдыхал за границей. С 11 лет он учился в Кадетском корпусе, а потом в школе на Мальте. А потом стал жить у своей тети.

"Арсений облизывал нож в крови"

Мать Арсения, Елена Невгодовская, говорит, что отправила сына жить к тете, потому что оттуда было ближе добираться до школы. "Он учился в школе рядом с домом сестры", – объясняет Елена "Стране".

Как вспоминает Юлия Невгодовская, племянник однажды стал свидетелем её ссоры с бывшим сожителем и вызвал полицию.

"Арсений стал свидетелем того, что отец моего ребёнка Святослав Козырев меня избил в то время, когда у меня на руках был мой сын Миша, и вызвал полицию. После этого отец моего ребёнка угрожал мне, унижал меня, сломал мне палец", – говорит Юлия Невгодовская.

Арсений все лето готовился с репетиторами к школе и осенью начал учебу в школе "Квинта" в с. Гатное. Тогда, по словам тети, его поведение начало меняться.

"Арсений стал агрессивным, часто грубил мне. Я считала, что это переходной возраст. У него также были проблемы с учебой, а 1 марта 2020 года он напал на меня и моего сына с ножами и топором", – говорит Юлия.

Тетя Арсения Невгодовского рассказывает жуткие подробности дня нападения.

"Арсений не просто напал на меня с ножами и топором – он облизывал нож, который был в моей и Мишиной крови, и говорил, что наша кровь вкусная. "Добро пожаловать в мой мир", – передает его слова тетя.

По её словам, психиатрическую экспертизу надо делать только поэтому, не говоря о том, что он постоянно наблюдался у психиатров и психологов.

Она считает, что Арсений находился под влияним отца её ребёнка, Святослава Козырева. Юлия Невгодовская подала иск на бывшего сожителя – за то, что тот якобы её обокрал, "заказал" нападение на неё и похитил у неё сына.

"Козырев обещал меня убить или сделать инвалидом и забрать у меня моего сына, а незадолго до этого по поддельной доверенности переоформил имущество с меня на своих людей, – утверждает Юлия Невгодовская. – Арсений в своих показаниях говорит о том, что планировал моё убийство с декабря 2019 года, как раз тогда, когда отец моего ребёнка Святослав Козырев обещал доказать, что я плохая мать, и забрать у меня сына".

Своего сына Мишу Юлия не видела с 1 марта – по её словам, отец скрывает от неё ребёнка.

Святослав Козырев все эти обвинения отрицает. По его словам, он не препятствует общению матери с сыном – мальчик сам не хочет видеть Юлию Невгодовскую.

Кроме того, Козырев утверждает, что после его ухода из семьи Юлия около года не давала ему видеться с ребёнком.

"Юлия запрещала мне видеться с сыном. Только в садике через забор я мог с ним поговорить. И вот я его увидел 2 марта в реанимации – изрезанного, плачущего, шокированного. И я увидел, что он к маме не хочет вообще… Так что из реанимации я его забрал к себе. Имею право – не лишен родительских прав. Когда мы ехали из больницы и проезжали мимо дома, он испугался и закричал: "Там Юля дерется с Арсением! – он даже "мама" не сказал, а "Юля". – Там кровь, я туда не хочу!". Он видел, как его мама била его брата. У ребёнка психологическая травма… Я постоянно спрашиваю, хочет ли он к маме – ещё ни разу он не сказал "да". И я не вижу от Юли искреннего желания видеть ребёнка", – считает Козырев.

В свою очередь, Юлия опровергает, что не давала Святославу Козыреву видеть ребёнка. "У отца моего сына всегда была возможность с ним видеться и общаться", – заявляет Юлия "Стране".

"Арсения никто никогда не бил и не унижал. Ни 1 марта, ни раньше"

Обвинения в домашнем насилии по отношению к Арсению обе сестры отбрасывают.

Мать Арсения Елена в комментарии "Стране" описывает свои взаимоотношения с сыном так: "Как у всех подростков с родителями".

Юлия же комментирует ситуацию так:

"Нас с сестрой представляют как монстров, которые издевались над ребёнком. Даже после всего, что произошло, мы с любовью и жалостью смотрим на Арсения, так как понимаем, что им просто манипулируют", – сообщает Юлия.

На конкретный вопрос "Страны" о том, было ли домашнее насилие со стороны сестер по отношению к Арсению, мать Невгодовского не ответила вовсе. А тетя все отрицает.

"Арсения никто никогда не бил и не унижал. Ни 1 марта, ни раньше", – заявляет "Стране" Юлия Невгодовская.

По поводу того, нападал ли Арсений на свою мать в тот день, Юлия Невгодовская ответила: "На видео с места происшествия видно, как именно Арсений напал на свою мать".

Это видео оказалось в распоряжении "Страны". На записи видно, что Арсений убегает от матери, когда её видит во дворе возле дома своей тети.

По словам источника "Страны" в правоохранительных органах, видео подтверждает слова Арсения о том, что он не нападал на свою мать. Видео снято в момент после нападения Арсения на тетю.

"Полиция Киево-Святошинского райотдела почти сразу закрыла дело по заявлению мамы Арсения о том, что он якобы на неё напал. Так как не обнаружила состава преступления. Но дело по поручению первого замгенпрокурора Романа Говды передали в Оболонский райотдел, и там возобновили. В рамках этого дела Арсения пытались отправить на принудительную психологическую экспертизу в стационар. Хотя до этого он уже прошел две экспертизы, и никаких психиатрических отклонений они не выявили", – говорит источник.

"Это не диагноз"

"Страна" связалась с детским психиатром Евгением Тычковским, который осматривал Арсения Невгодовского в детстве и, по словам его тети, подтвердил наличие расстройства психики у мальчика.

Однако врач в комментарии "Стране" эту информацию не подтверждает.

"Это было очень давно. Арсению было три года. В три года никакие диагнозы не ставятся. Я помню, что они с Юлей были у меня в Институте педиатрии. Припоминаю этот случай только потому, что Юля мне периодически звонит. Что было у ребёнка, я не помню. Я его не вел. Они были у меня один раз. Скорее всего, я рекомендовал наблюдать за его состоянием, и чтобы ребёнка посмотрел кто-то ещё. Серьёзные диагнозы не ставятся просто "с кондачка" (не подумав, не разобравшись. – Ред.)", – говорит психиатр.

По словам Тычковского, на приёме Арсений был без родителей – с тетей. О ней он отзывается хорошо. "Могу сказать, что она заботливая тетя, переживала об Арсении всегда. Искала ему психологов", – добавил специалист.

Как сообщает Тычковский, если Арсению и был поставлен какой-либо диагноз, то записи об этом должны сохраниться в архиве Института педиатрии. Но их можно посмотреть только по запросу суда.

По словам Юлии Невгодовской, тети Арсения, у мальчика в 2,5 года обнаружили расстройство аутистического спектра.

Но психиатр утверждает, что это даже нельзя назвать диагнозом.

"Это же даже не диагноз. В детстве этот спектр может быть у каждого. Это просто значит, что ребёнок в определенный период замкнутый, стеснительный, мало общается с людьми. В возрасте трёх лет окружающие такое расстройство даже не распознают. Этот диагноз ни о чём не говорит. А даже если он был поставлен, он может быть ошибочным, тем более в таком раннем детском возрасте", – утверждает Евгений Тычковский.

По его словам, даже если у Арсения в детстве было расстройство аутистического спектра, это не могло привести к повышенной агрессивности. Причинно-следственной связи между этим диагнозом и нападением нет. По мнению психиатра, мальчик не представлял опасности для окружающих.

"Диагнозом по голове не бьют", – сказал он "Стране".

И добавил, что, если какое-либо расстройство психики и повлияло на поступок мальчика, это должна определять новая судебно-психиатрическая экспертиза, не опираясь на возможные диагнозы 12-летней давности.

"Мать и тетя хотят избежать наказания"

Патронатная семья, в которой Арсений живёт уже полгода, отбывая домашний арест, также опровергает, что у мальчика есть какие-либо проблемы с психикой.

"Мать Арсения говорит, что он умственно отсталый и недееспособный. Нет. Он просто флегматик, немного медлительный", – говорит опекун Арсения Олег Шиндер.

По его словам, за полгода жизни в патронатной семье у них с Арсением не было конфликтов.

"В общении он подкупает прямотой, откровенностью, даже иногда излишней – может сказать в лоб то, что в социуме обычно говорить не принято. Стараемся его социализировать. Он к нам попал недокормленный, неухоженный. Его развитием никто не опекался. При этом Арсений очень старается быть послушным и полезным", – говорит опекун.

Педагоги, которые работают с Арсением, также описывают его как доброго, спокойного мальчика без каких-либо психических недугов.

"Когда Арсений пришел в нашу школу, он был депрессивный и подавленный. Была педагогическая запущенность в точных предметах, в математике. А в целом он интеллектуально очень развитый ребёнок, на тестировании по химии занял 5-е место по классу. Он пишет лучшие сочинения, у него прекрасный английский, он много читает. Он стеснительный и замкнутый, но в целом – абсолютно нормальный ребёнок", – говорит "Стране" учительница Арсения, Марина Нечипоренко.

По её словам, в коллективе у Невгодовского сложились нормальные отношения. А когда Арсений сидел в СИЗО после нападения, одноклассники передавали ему письма. "Он отличный парень, ходил в походы, ездил в поездки с классом. Ни одного плохого слова о нём никто не скажет", – утверждает учительница.

К тому же, когда Арсений только поступал в школу, Марина Нечипоренко видела медицинскую карту мальчика – там не было указано никаких психических расстройств. По словам педагога, обычно на этапе поступления в учебное заведение родители о таком предупреждают, но тетя Арсения ничего об этом не говорила.

Марина Нечипоренко утверждает, что сразу поняла, что в семье Арсения есть проблемы. "Обычно дети приходят устраиваться в школу с мамой – Арсения привела тетя. На вопросы "где мама?" он отвечал "не знаю", "когда ты её видел в последний раз?" – "несколько месяцев назад", "а зачем мне с ней видеться?". Это сразу выглядело подозрительно", – вспоминает Нечипоренко.

Также она подтверждает слова Арсения о том, что дома его били.

"Я обратила внимание, что когда ему делаешь малейшее замечание, он голову втягивает в плечи и прикрывается. Было, что в школу приходил с синяками. Спрашиваю: "Бьют?" – говорит, что нет. Позже от его одноклассников узнала, что он как-то раз пожаловался учителям и потом дома получил так, что больше желания кому-то об этом рассказывать не возникало. А детям он говорил об этом. Они смотрели какое-то видео с дракой, и он говорил: "Вот меня дома так же лупят", – рассказывает "Стране" Марина Нечипоренко.

Анна Радзвил была репетитором Арсения на протяжении 11 лет. Она также отрицает наличие психических расстройств у мальчика.

Зато подтверждает, что слова Арсения о домашнем насилии – правда. И говорит, что сама была свидетелем издевательств матери над сыном.

"Арсения и его семью знаю лично с четырёх лет. Все сказанное ребёнком – правда. В течение 11 лет я была свидетелем систематических, циничных, беспрецедентных издевательств матери над своим родным сыном", – сообщает Анна Радзвил.

Сейчас Радзвил является свидетелем по делу о домашнем насилии над Арсением против его мамы и тети. Анна Радзвил считает, что тетя и мама Арсения заявляют о его недееспособности, чтобы «замять» дела о домашнем насилии.

"Мать и тетя хотят избежать наказания, но есть показания ребёнка и множества свидетелей. Главное сейчас для матери – чтобы ребёнка признали психически больным, тогда его показания не будут иметь юридической силы, а со свидетелями она "разберется", – считает Радзвил.

По её мнению, мать сфальсифицировала новое дело против Арсения и безосновательно обвиняет ребёнка в покушении на неё. Только для того, чтобы сына поместили в психбольницу им. Павлова в Киеве.

"Там работает хороший знакомый матери, через которого она и планирует превратить его в "овощ". Могут имитировать самоубийство ребёнка", – не исключает она и такого исхода.

Марина Нечипоренко утверждает, что психбольницей Арсению всегда угрожала мать. "Не лечение, а пожизненное содержание обещает устроить там ему мама", – сообщает она. По её словам, в больнице видели адвоката Елены Невгодовской.

"О каком лечении договаривался там адвокат? – задается вопросом учительница. – Как ребёнку пережить этот ужас и не сойти с ума?"

Сейчас опекуны Арсения пытаются добиться того, чтобы уголовные дела о домашнем насилии, возбужденные против его тети и матери, были возобновлены. Но пока что они пылятся на полках Оболонского райотдела полиции, а вокруг истории семьи Невгодовских возникает все больше тёмных пятен.


Источник: “https://strana.ua/articles/rassledovania/296728-spasitearsenija-pochemu-mama-i-tetja-nazyvajut-arsenija-nevhodovskoho-autistom-i-otritsajut-chto-izdevalis-nad-nim.html”

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Присоединяйтесь к нам. Будьте в курcе свежих событий и новостей.

Закрыть

Поиск