Мы создаем волны.

Резонанс. Мы создаем волны. Иногда штормы!

 
05.07.2018 00:00

Светлана Радионова – «бульдог» Ростехнадзора из команды Сечина Избранное

Такса за "возобновление" работы НПЗ - от 50 до 250 млн рублей
В последнее время одно из мощнейших контрольно-надзорных ведомств РФ Федеральную службу по экологическому технологическому и атомному надзору, а если проще Ростехназор, сотрясает волна коррупционных скандалов.

Нам стал доступен некий объем информации, которым мы и хотим поделиться с нашими читателями.

Начнем с самой свежей информации о задержании в мае 2018 года руководителя Северо-Западного управления Ростехнадзора господина  Григория Слабикова, при обыске которого было найдено более 1,5 миллиарда в рублевом эквиваленте. Следствие продолжается. Арестована также дочь чиновника  Елена Слабикова. Обвиняются они в содействии хищению компенсационных фондов ряда Питерских СРО и многомиллионных взятках.

В апреле 2018 задержан руководитель Нижне-Волжского управления Ростехнадзора Игорь Исаев, который был отпущен под подписку о невыезде. Однако он покинул территорию РФ, сейчас скрывается за границей и объявлен в Федеральный розыск. Причиной являются многомиллионные взятки и вымогательство. Исаев в близких кругах рассказывал о своих любовных связях с главной героиней нашего сегодняшнего рассказа, ее обещанием сделать его заместителем руководителя Ростехнадзора и сколько денег ей ежемесячно заносит. И именно он делился с ней своими познаниями о «масштабах деятельности» соседнего надзорного ведомства (Росприроднадзора) в сфере утилизации отходов (информация получалась им от его гражданской жены Полины Вергун, которая является владельцем группы компаний «Чистый город», в течении многих лет занимающихся утилизацией ТБО в нескольких российских регионах.)

В сентябре 2017 года в Египте задержан руководитель Западно-Уральского управления  Александр Кондалов, который с марта 2017 года находился в розыске. При обыске у чиновника было обнаружено около 300 млн рублей.

По указанию нашей героини господин Кондалов занизил класс опасности производственных объектов ОАО "Лукойл-Пермь", а разницу между стоимостью страховых взносов получал наличными. В результате в бюджет не поступило не менее 100 млн рублей. Следствие продолжается.

Буквально на прошлой неделе ряд изданий сообщили о том, что на место уволенного руководителя Росприроднадзора планируется приход заместителя руководителя Ростехназора  Светланы Радионовой. В одном из изданий её называют «бульдогом», в другом — человеком из команды Сечина.

Мы решили провести собственное расследование и вот какие подробности нам стали известны.

С приходом в Ростехнадзор Алексея Алешина в 2014 году, в службе (Ростехнадзор) начала проводиться политика направленная на снижение коррупционных рисков, наведение порядка в сферах деятельности контрольно-надзорного ведомства, внедрение риск-ориентированного подхода к надзорной деятельности, снижение давления на бизнес. На момент прихода нового руководителя, Светлана Радионова находилась в службе уже более пяти лет и занимала лидирующую позицию среди заместителей руководителя ведомства. Радионова всеми силами попыталась завоевать уважение и доверие нового руководителя. Первой «силой» стал приезд в Ростехнадзор помошника Президента РФ  Антона Устинова, организованный Радионовой, сразу после назначения нового руководителя. Антон очень много рассказал господину Алешину о заслугах Радионовой, ее вкладе в дела государственного масштаба и пр.

Чем же она заслужила такую славу?

История берет свое начало с 2009 года, когда Светлана пришла в Ростехнадзор на должность начальника лицензионного управления по протекции, как она рассказывала своим новым коллегам, самого Игоря Ивановича (Сечина). Протекция, якобы, осуществлялась за огромный вклад Светланы в дело Юкоса в период ее работы в прокуратуре. Однако, по отзывам ее бывших прокурорских начальников, Светлана представляла из себя жалкое подобие работника прокуратуы, который не знает не только законодательства, но и принципов работы, не может организовать деятельность подчиненных, не выходит с «больничных», вечно недовольна всем и всеми и требующая постоянного дополнительного премирования и оценки своей деятельности. «Не знали как от нее избавиться», — записано со слов бывших руководителей. Протекцией «Игоря Ивановича» оказался некий Антон Устинов, работавший тогда помощником Сечина и очень часто пользующийся положением своего шефа для решения личных вопросов. Со Светланой, на тот момент, их связывали давние личные отношения, а впоследствии — укрепленные годами бизнес-отношения (все деньги зарабатываемые в рамках «проектов надзорного ведомства» делятся пополам).

Первый проект, с которого начала Радионова, это проверка частных нефтеперерабатывающих заводов (мини-НПЗ) на всей территории РФ. Ростехнадзор является ведомством, лицензирующим деятельность перерабатывающих предприятий. Казалось бы, государственная задача, но если не вникать в суть ее содержания. За период проверки, на территории РФ было проверено более 2,5 тысяч мини-НПЗ, деятельность 98% из них была первоначально приостановлена под эгидой нарушений, выявленных в технологии, промышленной безопасности, причинении вреда экологии и т. п.

2% предприятий «откупились на месте», а остальные в течении нескольких лет собирали деньги на продолжение своей деятельности. Такса за «возобновление» деятельности предприятия составляла от 50 до 250 млн рублей, в зависимости от объема производства предприятия. Денежные средства приходили к Радионовой через посредников, которые контактировали с начальником нефтегазового управления центрального аппарата Ростехнадзора Жулиной Светланой и ее подчиненными. Особо недоверчивым предлагалось заключить официальные договора с подконтрольными Светланам (Радионовой и Жулиной) экспертными организациями (лицензии на деятельность этих организаций выдает тот же Ростехнадзор) на выполнение работ и разработку документации, приведение в соответствие с лицензионными требованиями Ростехнадзора. Расценки на услуги экспертов были в разы завышены и приближались к указанным выше суммам. Владельцы мини-НПЗ, которые нашли средства, продолжили свое существование, пополнили «клиентскую базу» и наверняка до сих пор отбивают свои вложения. По скромным подсчетам, проект «мини-НПЗ» принес участникам не менее 50 млрд рублей.

Шли годы, бизнес рос. Антон, как человек из  известной фамилии Устиновых и самый «осведомленный» о состоянии нефтепереработки в РФ (ну наверное кроме Радионовой), занял пост помощника президента по ТЭК. Светлана получила второе высшее образование в РГУ нефти и газа им. Губкина, посетив его за время «обучения» не более 10 раз, поднялась на ступеньку заместителя руководителя Федеральной службы (Ростехнадзор) и кроме лицензирования, получила в свое распоряжение практически неограниченные полномочия в сфере нефтегазовой отрасли, химической промышленности, строительном надзоре, надзоре за саморегулируемыми организациями в сфере строительства и начала расставлять доверенных людей на должности руководителей территориальных филиалов ведомства. За период, пока Радионова работает заместителем, около 60% территориальных руководителей Ростехнадзора были переназначены. Ключевым аспектом здесь явились полномочия Радионовой по проверке территориальных филиалов ведомства. Те руководители, кто «не прогнулся», были уволены посредством многочисленных внутриведомственных проверок, возглавляемых самой Радионовой. Если не хватало «ростехнадзоровского радионовского ресурса», добавлялся «прокурорский ресурс четы Устиновых». «Прогнувшиеся» руководители территорий начинали выполнять бизнес-указания госпожи Радионовой. Круг бизнес-интересов Радионовой расширялся как «снежный ком». Сюда вошли проверки и модернизация крупных нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий, химических производств, строительство и реконструкция крупных предприятий и важных государственных объектов. Все бизнес-проекты выполнялись по ранее разработанной схеме. Сначала проводились проверки, выдавались многотомные предписания, которые не в силах выполнить даже крупные государственные и тем более частные предприятия и корпорации, налагались штрафы, затем компаниям указывались экспертные организации, которые помогали решить им проблемы с Ростехнадзором. Те, в свою очередь, выполняли работы по завышенным ценам или не выполняли вообще, просто меняли обложки на старых экспертизах.

Организациями подконтрольными Радионовой, таким методом осушествлялся и продолжает осушествляться полный комплекс сопровождения строительства, модернизации и реконструкции крупнейших российских НПЗ, добывающих и нефтехимических предприятий, нефте и газотранспортной системы. Наглядными примерами такой деятельности могут являться аварии на только что «модернизированных» НПЗ ООО «ПО «КИНЕФ», ОАО «Ачинский НПЗ», АО «Антипинский НПЗ», АО «Рязанская нефтеперерабатывающая компания», на которых в результате взрывов и возгораний погибли десятки людей, многочисленные порывы нефте— и газопроводов, разливы и утечки нефти, газа в результате которых ущерб составляет миллиарды рублей, не считая ущерба причиняемого экологии. Все эти события являются результатами преступной деятельности экспертной и проектной сферы компаний ООО "Интерюнис", ООО "Бэскит", ООО "Волга-Пром-Экспертиза", ООО "ПромЭкспертиза", ООО "Тензор", ЗАО НДЦ НПФ "Русская лаборатория", ЗАО НПО "Техкранэнерго", ООО "Промышленная Безопасность", ООО "Интеркор Рус" и другие.

На объектах проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2", "Эксон нефтегаз лимитед" в нарушение СРП и действующего законодательства РФ, с молчаливого (но, как говорят, не бесплатного) согласия Радионовской команды, допускаются значительные отклонения от существующей проектной, эксплуатационной и нормативной документации, в качестве подрядчиков нанимаются российские компании «однодневки», которые не имеют ресурсов и квалификации, являясь только прокладками для перевода средств за выполнение работ в зарубежные компании. Так же обстоит ситуация и с аварийно-спасательными формированиями и подразделениями по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов. Привлекаемые компании не имеют никаких средств для проведения этих видов работ (ни у одной из компаний нет своего оборудования, техники и плавсредств). В случае аварии "Эксон нефтегаз лимитед" рассчитывает на привлечение компании OSRL, находящейся в Сингапуре, якобы в любой момент готовой приступить к ликвидации аварии на объектах заказчика, за что получает огромные суммы, тем самым уменьшая доход РФ от добычи нефти. По мнению специалистов и проведенным ими расчетам, OSRL может приступить к работам на объектах не ранее чем через 25 суток, с учетом удаленности и российского пограничного и таможенного законодательства.

Все эти нарушения допускаемые иностранными менеджерами на протяжении многих лет (игнорование требований Российского законодательства, нарушение подписанного СРП по фактическому участию Российских компаний в проектах), стали возможны только при участии Радионовой и ведут к риску возникновения техногенных и экологических катастроф, а также выводу полученных от добычи средств за рубеж и уменьшению налогооблагаемой базы в РФ.

За более чем восемь лет «проверок», Радионова и ее покровитель параллельно реализовали проект «экспертиза » и создали бизнес-империю по проведению экспертизы промышленной безопасности (ЭПБ) на всей территории РФ. Кроме того, в последние годы Ростехнадзору правительством были даны дополнительные полномочия по контролю за саморегулируемыми организациями (СРО) в сфере строительства. Именно Радионова решает «быть или не быть» СРО, может назначить внеплановую проверку или отменить ранее запланированную, может проверить наличие компенсационного фонда, его размер, и конечно порекомендовать в каком банке и под чьим управлением его держать. На одном из таких моментов и «погорел» господин Слабиков — руководитель Северо-Западного управления Ростехнадзора и, кстати, Светлана была первой, кто вылетела ему на помощь. Давая интервью прессе о том, что Руководство службы сотрудничает со следствием, помогает и обязательно проведет комплексную проверку управления, распределяла недостающие миллиарды СРО, необнаруженные во время обыска.

В сфере строительного надзора ни один ЗОС (заключение о соответствии) на территории РФ на объекты поднадзорные Ростехнадзору не выдается без личного участия Радионовой и её ставленницы — начальника управления строительного надзора Климовой Марианны. Несмотря на то, что выдача ЗОС входит в компетенцию руководителей территориальных органов, без команды из Москвы ни одно «заключение» не будет выдано. Команда поступает по мере получения ~10% от стоимости сдаваемого объекта. Одним их свежих примеров может служить выдача ЗОС и ввод в эксплуатацию Уфимской ТЭЦ-5, в апреле сего года. Инвесторами, проектантами и строителями а также организациями-производителями оборудования (ООО «Башкирская генерирующая компания», «Интер РАО-Инжиниринг», ООО «Каскад-Энерго, АО «ЭСК «СОЮЗ», АО «Силовые машины» и «ЭМАльянс») было потрачено не менее 1,5 млрд на посредников связанных выдачей ЗОС, лицензированием и вводом в эксплуатацию, в числе которых активно учавствовала НДЦ НПФ «Русская лаборатория».

На особо «контактные» поднадзорные организации, из числа проверяемых, возлагается «ежемесячная финансовая ответственность» под предлогом того, что все сотрудники Ростехнадзора, участвующие в проверках, выполняют важнейшую государственную задачу (при этой фразе Радионова всегда указывает на портрет, висящий в кабинете практически каждого руководителя в РФ, но к сожалению объем работы безграничен, а финансирование скудное).

По мнению экспертного сообщества, на момент прихода в Ростехнадзор господина  Алешина, практически 65% рынка экспертных услуг РФ в области ЭПБ контролировались Радионовой и ее покровителем, а стоимость всего рынка по году, оценивается в несколько десятков миллиардов. Алешин и его команда решили провести ряд реформ в деятельности Ростехнадзора, в том числе и в сфере ЭПБ, вычистив недобросовестных и неквалифицированных экспертов.

Эти действия нового шефа Ростехнадзора резко ограничивали масштаб бизнес-интересов Радионовой. Тут включился ее покровитель, начав рассылать с высоты своего поста указания в Генеральную прокуратуру, в Следственный комитет, в Госдуму и даже в Совет Федерации с целью, проверить и разобраться в целях и задачах реформы, проводимой новым руководителем Ростехнадзора. Но кому-то из власть имущих его действия не пришлись к месту и Антон покинул свою должность с официальной формулировкой «по собственному желанию», а со слов коллег, «превышение служебных полномочий и утрата доверия». Однако, учитывая наработанные контакты со страховым сообществом, Антон пересаживается на одну из руководящих должностей в  "Согаз", начиная осваивать горизонты новой деятельности, естественно, не забывая и про Светлану. Они совместно продолжают «загонять» поднадзорные опасные производственные объекты в страховую группу "Согаз" через аффилированные компании (как известно все страховые компании бронируют часть средств под выплаты своим посредникам). Имея в своем распоряжении клиентскую базу мини-НПЗ, и мотивируя недостатком выпускаемых на территории РФ светлых нефтепродуктов, пытались продвинуть законотворческую инициативу по подключению своих «клиентов» к магистральным нефтепроводам на территории России, с целью полного удовлетворения потребностей российского рынка светлых нефтепродуктов. По замыслу, определять готовность мини-НПЗ к подключению к «трубе», должен был Ростехнадзор, в лице Радионовой. Составленный бизнес-план в свою основу закладывал $1 млн с каждого клиента. Но то ли ресурса у Антона на новой должности не хватило, то ли этот проект не сочетался с реформами проводимыми Алешиным, нашим источникам не известно.

Своих доверенных людей Радионова хорошо оплачивает. В Ростехнадзоре говорят, что самая хорошая должность в ведомстве-это помощник Радионовой, которых у нее до недавнего времени насчитывалось 3. Утверждают, что каждому своему помощнику Светлана купила по квартире в престижных районах Москвы, и поверьте, не на средства, выделяемые государством для приобретения жилплощади госслужащим. У Радионовой единственная приемная в ведомстве, в которую нельзя попасть просто постучав и открыв дверь. Сначала нужно доложить цель своего визита в видеоглазок секретарю. Зачем такие меры безопасности в ведомстве, которое и так охраняют вооруженные полицейские? Также сотрудники рассказывают, что у нее есть собственный выход из кабинета в другое крыло здания и на улицу. Интересно для каких целей? Живет Радионова в элитном поселке, в Раменском районе Подмосковья, передвигается на автомобилях Мерседес S-класса и Майбах. Обеды доставляют в кабинет из самых дорогих ресторанов Москвы, в график рабочего дня госслужащей влючены посещения элитных салонов красоты и бутиков.

Реформы в Ростехнадзоре продолжаются, каждый месяц вскрываются все новые взяточники высшего звена расставленные Радионовой. Она понимает, что круг бизнес-интересов с каждым днем сужается, в стране идет глобальная борьба с коррупцией, все больше фактов начинает указывать на ее причастность, а покровитель не имеет таких полномочий как раньше, вот и задумала Светлана-«бульдог» быстренько перепрыгнуть в новое самостоятельное кресло (главы Росприроднадзора) со своей готовой клиентской базой...

Дмитрий Васильчук
Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

ТОП новости

Присоединяйтесь к нам. Будьте в курcе свежих событий и новостей.

Закрыть

Поиск