Мы создаем волны.

Резонанс. Мы создаем волны. Иногда штормы!

 
08.05.2020 00:00

Не прикасаться Избранное

Amnesty International запустила обучающий проект «Право не подвергаться пыткам», в основу которого легли материалы из стран Восточной Европы и Центральной Азии. «Фергана» расспросила сотрудников Amnesty International о том, почему организация проявляет большой интерес к региону, можно ли отстоять право не подвергаться пыткам и как правозащитники борются против жестокого обращения с людьми в Центральной Азии.

Об этом сообщает Москов пост

Amnesty International — неправительственная организация, существующая с 1961 года. Её миссия — борьба за права человека по всему миру. Деятельность AI отмечена высокими наградами, в частности Нобелевской премией мира и премией ООН в области прав человека.

Пытать нельзя никого

— Почему в основу вашего нового проекта легли данные именно по Узбекистану?

Стася Денисова, координатор обучающих программ в Европе и Центральной Азии:

— Наш краткий онлайн-курс «Право не подвергаться пыткам» был адаптирован для государств Восточной Европы и Центральной Азии и содержит описание международных норм и правовых механизмов борьбы с пытками, которые доступны для жителей всего региона. Однако целевой аудиторией курса действительно является именно Узбекистан. Amnesty International давно и последовательно занимается проблемой пыток в этой стране как на уровне проведения исследований и кампаний, так и на уровне взаимодействия с международными органами по правам человека.

В ходе наших прямых контактов с властями республики в последнее время, в том числе в рамках визита нашей делегации в Ташкент в 2018 году, официальные лица и чиновники всех уровней снова и снова повторяли, что Узбекистан приветствует экспертную помощь в области прав человека, в особенности образовательные программы. Поэтому отчасти это ответ на прямой запрос. И, конечно, мы будем признательны властям Узбекистана, если они, следуя их же пожеланиям, помогут распространить наш онлайн-курс в стране.

— Почему выбрана именно тема пыток?

— Пытки, жестокое и бесчеловечное наказание и обращение – одно из грубейших нарушений прав человека, которое до сих пор характеризует весь регион Восточной Европы и Центральной Азии.

Кроме того, с методической точки зрения именно право не подвергаться пыткам хорошо помогает раскрыть понятие прав человека в целом для неподготовленной аудитории. Ведь легко убедить аудиторию в необходимости защищать от пыток невинного молодого человека. А что, если речь идёт о ком-то, кого воспринимают как «проворовавшегося чиновника», которого в обществе не сильно любят? Для правозащитников одинаково важно добиться расследования и наказания виновных в пытках как в первом, так и во втором случае.

— Ваш курс называется «Право не подвергаться пыткам». Как отстоять это право, что делать, если правоохранительные органы применили насилие?

— В рамках курса мы рассказываем, какие существуют международные и региональные механизмы противодействия пыткам на системном уровне. Для рекомендаций пострадавшим на практическом уровне мы включили в курс информацию о правозащитных организациях, которые могут предоставить консультацию, а в некоторых случаях и правовую помощь.

Стася Денисова. Фото с сайта Amnesty.org

Успешное искоренение проблемы пыток зависит не только от политической воли и конкретных системных изменений, но и от консенсуса в обществе о недопустимости пыток ни при каких обстоятельствах. Мы надеемся, что наш онлайн-курс поможет укорениться в обществе Узбекистана идее о том, что пытать нельзя никого: ни добропорядочных граждан, ни злостных преступников.

В рамках проекта мы постарались объяснить сложные вещи простыми словами, чтобы даже те, кто никогда ранее не интересовался правами человека, могли разобраться в материале. Для этого мы использовали видео, интерактивные карты, истории пострадавших от пыток и тесты.

Курс успешно прошел предварительное тестирование в Центральной Азии, включая респондентов из Узбекистана, которые оценили его полезность на 9 из 10 баллов. Учащиеся особенно отметили простой, понятый и лаконичный язык материалов, информацию о международном праве в области прав человека и правозащитных организациях, а также возможность принять участие в судьбе пострадавших от пыток в рамках «Марафона писем» – ежегодной кампании Amnesty.

— На кого рассчитан ваш курс? Как его можно посмотреть — платный ли он или распространяется по подписке?

— Наш проект разработан для широкой аудитории от 14 лет, не вполне знакомой с правозащитной тематикой. Как показало предварительное тестирование, курс интересен старшеклассникам и студентам различных специальностей. Но также будет полезен и сотрудникам различных государственных ведомств. Учителям, преподавателям и тренерам будет особенно интересно познакомиться со специально переведенными и адаптированными планами занятий по проблеме пыток. В рамках занятий учащиеся смогут поучаствовать в дебатах о том, могут ли при каких-либо обстоятельствах пытки быть эффективным способом ведения следствия, а также выработать в ходе ролевой игры собственные гарантии защиты от пыток и соотнести их со списком Amnesty.

Наш курс бесплатный и доступен после регистрации на сайте. После успешного окончания курса учащийся получит сертификат.

Пытки – обычное дело

— Как обстоит ситуация с применением пыток в Узбекистане? Какие реформы необходимы для искоренения пыток?

Майзи Вайчердинг, исследователь:

— Несмотря на очень важные и позитивные реформы, начатые президентом Мирзиёевым, одна из главных причин, по которой пытки по-прежнему остаются обычным явлением в Узбекистане, заключается в том, что изменения в законодательстве неудовлетворительно применяются на практике. Этим ситуация мало чем отличается от времен предыдущего президента Каримова.

Избиение арестованного в ташкентском СИЗО. Кадр видеозаписи с сайта Ozodlik.org

Сотрудники силовых структур – МВД, Службы госбезопасности, Генеральной прокуратуры и других – до сих пор уверены в собственной безнаказанности, и эта уверенность не беспочвенна. Закрытость этих служб, отсутствие механизмов реального общественного контроля за их деятельностью, корпоративная солидарность и конфликт интересов: те, кто прибегает к пыткам, и те, кто призван их расследовать, принадлежат к одним и тем же ведомствам – все это мешает проводить эффективные расследования, включая случаи пыток, произошедшие несколько лет назад.

Власти систематически не допускают проведения каких-либо международных расследований преступлений, и за последние два десятилетия они лишь в нескольких случаях сотрудничали с международными судебными экспертами. В Узбекистане отсутствуют механизмы рассмотрения жалоб на действия силовиков, и, несмотря на различные направления реформы судебной системы, до сих пор нет независимого мониторинга тюрем.

Практика пыток продолжится до тех пор, пока власти будут запрещать мониторинговым группам посещать ИВС, СИЗО, колонии.

Елена Франклин, кампейнер (менеджер кампании):

— Для того чтобы в Узбекистане стали сокращаться случаи применения пыток, властям необходимо начать в полной мере выполнять свои международные обязательства по предотвращению пыток и других форм жестокого обращения. В январе этого года Комитет ООН против пыток озвучил подробный список рекомендаций для Узбекистана, в котором прописал конкретные шаги, необходимые для искоренения этой проблемы.

В частности, Комитет ООН указывает на слабость и неэффективность судебной системы страны. Прокуратура имеет широкие полномочия и может возбуждать дисциплинарное производство в отношении судей по расплывчато сформулированным основаниям. Это указывает на зависимость судебного процесса от исполнительной власти.

Для искоренения пыток необходимо изменить порядок сбора информации о них и принятия жалоб, а также начать публиковать эти данные в открытом доступе, чтобы международные и национальные наблюдатели могли использовать их для мониторинга ситуации. Систематический, непредвзятый и открытый процесс регистрации заявлений о применении пыток властями может стать серьёзным шагом для искоренения их рутинного применения.

— Есть ли особенности борьбы с применением пыток в Центральной Азии?

Правозащитники в женской колонии в Узбекистане. Фото с сайта Ombudsman.uz

Майзи Вайчердинг:

— Нашу работу в Центральной Азии сильно затрудняет тот факт, что во всех пяти государствах региона отсутствует действительно эффективный механизм независимого мониторинга мест заключения. В Туркменистане и Узбекистане таких независимых механизмов просто нет, несмотря на официальные заявления властей. В Таджикистане доступ в места заключения сильно ограничен, НПО не могут посещать тюрьмы без предварительного уведомления и без сопровождения тюремного персонала. В Кыргызстане и Казахстане общественные мониторинговые группы зачастую не имеют возможности посещать тюрьмы без предварительного уведомления администрации, а многие места заключения, такие как СИЗО служб КНБ/ГКНБ, до сих пор недоступны.

В настоящее время практически невозможно независимо проверить официальные данные статистики по жалобам о пытках. Во многих странах информация о заключённых до сих пор приравнивается к государственной тайне.

— Как AI работает со свидетелями и жертвами пыток? Всегда ли ваша организация доверяет поступившей информации о пытках? Как проверяются данные?

— Мы придерживаемся двухступенчатого подхода: берём индивидуальные случаи пыток, методично работаем с самими жертвами, их семьями, адвокатами, НПО и правозащитниками, чтобы всесторонне описать длящееся годами травматичное воздействие на физическое, эмоциональное и психологическое здоровье людей и их близких. Мы поддерживаем солидарность с жертвами и делаем все возможное, чтобы привлечь к ответу тех, кто преступно пытает людей, а также тех, кто поддерживает это и считает пытки нормой.

Главный принцип нашей работы — не навредить жертвам пыток, их семьям или свидетелям пыток и иного жестокого обращения. Мы никогда не публикуем материал и не выступаем в защиту, если у нас нет полного, информированного разрешения от тех, кто готов рассказать свою историю. Мы всегда перепроверяем предоставленные нам утверждения и расследуем их, используя разные источники информации до тех пор, пока не остается никаких сомнений в верности полученных ключевых фактов.

Например, в деле бывшего генерального прокурора Рашитжона Кадырова расследование продолжалось несколько месяцев. Информацию мы получали из самых разных источников, и каждый раз она указывала на один и тот же факт — Кадыров подвергался пыткам, запугиванию и унижению. Несмотря на противоречивость самой фигуры бывшего генпрокурора, к которому Amnesty International безрезультатно обращалась во времена президента Каримова с целью расследовать, например, пытки после Андижанских событий, мы тем не менее публично высказались по фактам его дела.

Amnesty International выступает за абсолютный запрет пыток в любом процессе, невзирая на личность жертвы.

Азиз Якубов


Источник: “https://fergana.agency/articles/117789/”

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Присоединяйтесь к нам. Будьте в курcе свежих событий и новостей.

Закрыть

Поиск