Мы создаем волны.

Резонанс. Мы создаем волны. Иногда штормы!

 
09.05.2020 00:00

Безработица в 10 процентов? Все худшее только начинается Избранное

Сейчас Россия в самом начале роста безработицы на фоне экономических последствий эпидемии коронавируса. Об этом заявил профессор Финансового университета при правительстве Александр Сафонов в интервью «Российской газете».

Об этом сообщает Русский слон

По его словам, существуют оптимистичный и пессимистичный прогнозы роста безработицы. Согласно первому, до конца 2020 года количество безработных в стране увеличится на полтора миллиона человек, до пяти миллионов. И составит около 7,3 процента работоспособного населения страны. Согласно второму — ситуация окажется намного хуже. Безработица — до семи миллионов человек или 10,5 процента.

Сафонов надеется, что развитие ситуации пойдет по оптимистичному сценарию. По его мнению, этому будут способствовать такие факторы, как большое количество бюджетников, практика предприятий не увольнять сотрудников, а сокращать расходы на оплату труда и персонал. А также — практика отправки работников в административные отпуска.

«Островком стабильности останется бюджетная сфера. Это заработные платы врачей, учителей, многочисленных работников, которые заняты „в бюджете“. А это 14 миллионов человек», — подчеркнул он.

Конечно, спад экономики, и, как следствие, — рост безработицы в любом случае будет беспрецедентным. Но ведь не только в России. По всему миру — то же самое. По прогнозам Международной организации труда на планете более миллиарда людей могут остаться без работы. В частности, в США эксперты предсказывают самый высокий с 1940-х годов уровень безработицы — до 12,6%.

Может, нам грех жаловаться?

Экономист Татьяна Куликова считает, что в России более вероятен как раз пессимистический сценарий:

— Достаточно посмотреть на ситуацию в других странах, которые раньше России вступили в эпидемию и по которым есть статистика. Наиболее яркий пример — США, где за последние пять недель первичные обращения за пособием по безработице составили 30 миллионов. То есть — там потеряно 30 миллионов рабочих мест лишь за пять недель!

Конечно, в США население вдвое больше, чем в России. Но все равно: 30 миллионов потерянных рабочих мест — это очень много!

Сафонов правильно указывает, что в России более, чем в других странах, распространена практика не увольнять сотрудников, а переводить их на зарплату пониже. То есть -как бы распределять издержки на весь персонал сразу. Бороться с ухудшением экономической ситуации путём урезания зарплат — это действительно более типично для России, чем для других стан.

Но в нынешнем кризисе и другие страны зачастую идут по такому пути. Стараются не увольнять сотрудников, потому что считается, что этот кризис будет краткосрочным. Что впереди V-образное восстановление.

Поэтому я думаю, что порядка 10 процентов безработицы на пике кризиса мы увидим. Может — даже больше.

Я думаю, что история с локдауном в России ещё не закончилась. По развитию эпидемии мы на 2−3 недели отстаем от Европы, где постепенно снимают ограничения. Но в России это делать рано. Если сейчас снимать ограничения, будет ещё одна вспышка эпидемии. И придётся все начинать с начала.

Поскольку непонятно, сколько ещё продлится локдаун, делать прогнозы о том, насколько увеличится безработица, и как низко упадет ВВП — ещё рано. Все будет зависеть от того, когда станут снимать ограничительные меры. В любом случае, я думаю, что 10 процентов безработице на пике кризиса мы точно ещё увидим!

— Думаю, учитывая «теневой» характер российской экономики, реальная безработица будет намного выше, — говорит экономист, редактор телеграм-канала Politeconomics Хазби Будунов. — По оценкам РАНХиГС, в России около 17 миллионов самозанятых, из которых 53% трудятся без официального оформления.

«СП»: — Сафонов считает, что в стране будет реализован оптимистичный сценарий: большая занятость в бюджетном секторе, практика предприятий вместо увольнений сокращать расходы на оплату труда и персонал, административные отпуска

— Сафонов рассматривает экономику в статике, не учитывая влияние увеличивающейся безработицы на экономику во времени. Каждый дополнительный безработный снижает совокупный спрос, что оказывает негативное влияние на те предприятия, которые пока не сократили работников.

«СП»: — Сафонов уверен, что островком стабильности останется бюджетная сфера. А остальные? Кого у нас больше: бюджетников или небюджетников? Как безработица среди небюджетников повлияет на состояние экономики?

— Если бюджетников у нас 14 миллионов, как говорит Сафонов, то небюджетников более 50 млн (по данным Росстата, на конец марта 2020 общая численность занятых в России 71,4 млн человек). Учитывая то, что реальная стоимость создается в частном секторе, безработица окажет крайне болезненное влияние на экономику в целом и на уровень жизни граждан. По сути, речь идёт про тяжелую рецессию.

«СП»: — Есть ли вариант, при котором рост безработицы можно было бы сдержать? Что для этого нужно?

— Для этого необходимо масштабное государственное стимулирование, которое не должно ограничиться «вертолетными деньгами». Государство должно выступить в качестве работодателя последней инстанции.

«СП»: — Рост безработицы наблюдается по всему миру. Может, нам нечего жаловаться? В других странах ещё хуже. Вон в США уже говорят о небывалом с 40-х годов росте безработицы.

— Такая логика губительна. Стоит отметить, что другие страны, в том числе — США, оказывают масштабную поддержку своим экономикам. Поэтому нашему правительству стоит просто взять с них пример. Ведь мы в обычное время так и делаем — следуем западным экономическим рецептам.

«СП»: — Сейчас Россия в самом начале роста безработицы на фоне экономических последствий эпидемии коронавируса. Все худшее ещё впереди?

— В настоящее время экономическая неопределенность в мире выше, чем когда-либо в истории. Произойти может все что угодно. Именно по этой причине стране необходимы незамедлительные стимулирующие шаги.

— Худшее — впереди, причём — не только для России, — уверен аналитик ФГ «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский. — Да, пока деньги в бюджете есть — будет развиваться оптимистичный сценарий. Пессимистичный начнётся в следующем году.

«СП»: — Если оптимизация пойдет по пути снижения заработной платы, насколько сильно это ударит по населению? По кому — в первую очередь?

— Оптимизация пойдет по пути снижения покупательной способности рубля при сохранении зарплат. Скорее всего. Минфин планирует нарастить займы, это обвалит ещё больше курс рубля во втором полугодии и вызовет рост инфляции. Так же могут в бюджетном секторе начать снимать премии, надбавки и т. д.

«СП»: — Сафонов уверен, что островком стабильности останется бюджетная сфера. Это заработные платы врачам, учителям, многочисленным работникам, которые заняты «в бюджете». То есть — в реальности все не так плохо для страны?

— В реальности — все плохо. И будет ещё хуже. Просто не сразу, а постепенно. Потому что никакого восстановления рынков не будет, нефти по 40 долларов за баррель в мире тоже не будет. Поэтому в следующем году встанет вопрос о девальвации рубля и сокращении госзаказа.

Перед нами новая «Великая депрессия». Просто сейчас ещё у многих психологическая «стадия отрицания». Хотя нагнетание антикитайской истерии во всем мире — уже переход в «стадию гнева». К концу года все накроет депрессия.



Источник: “https://svpressa.ru/economy/article/264651/”

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Присоединяйтесь к нам. Будьте в курcе свежих событий и новостей.

Закрыть

Поиск